Миграция населения – это отражение социальных и экономических процессов, происходящих в обществе, экономике, в мире в целом.

Миграция происходит из-за природных или техногенных катаклизмов, из-за войн и изменения климата, по естественным и искусственным причинам. Человек ищет лучшие возможности и перспективы в жизни для себя, для будущего своих детей. Если у себя в стране по каким-то причинам, такие перспективы отсутствуют, наиболее активная часть общества снимается с насиженного места и отправляется в путь.

Украина столкнулась с колоссальной миграционной проблемой с конца февраля 2022 года, после начала СВО.

По новейшим данным от Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (https://data.unhcr.org/en/situations/ukraine), с 24 февраля 2022 года и по состоянию на 11 октября 2022 года, Украину покинуло 14.031.127 человек, с 28 февраля и по 11 октября 2022 года в страну вернулось 6.715.377 человек. Отрицательное сальдо составило 7.315.750 человек. Точное число оставшегося на подконтрольной Киеву территории населения определить крайне сложно – последняя перепись населения в стране проводилась лишь в 2001 году. За это время значительные территории вошли в состав России. А нынешней волне миграции предшествовал значительные перемещения населения 2014-15 годов, как за рубеж, так и внутри страны.

Оценке Минфина Украины вряд ли стоит доверять – на 1 января 2022 года по его данным в стране проживало почти 41,2 млн человек. Однако косвенные показатели говорят, что вряд ли численность населения превышала 30 млн человек.

Внутренняя миграция уже к началу мая составляла более 8 млн человек (https://displacement.iom.int/reports/ukraine-internal-displacement-report-general-population-survey-round-4-29-april-3-may-2022).

Нынешние миграционные процессы на Украине имеют свои особенности:

— миграция по политическим мотивам;

— коммерческая миграция.

Определенную долю граждан Украины, сменивших своё место жительства с начала СВО можно назвать политическими мигрантами. Их около 2,5 млн – в первую очередь те, кто выехал на территорию России и Белоруссии. Среди них и те, кто бежал из зоны боевых действий, но не на территорию подконтрольную Киеву, а в близкую для себя языковую, культурную и политическую среду. И те, кто покинул дом, находившийся вдалеке от линии фронта, из-за террора, проводившейся политической чистке, арестов инакомыслящих и всех, кто проявляет недостаточную лояльность нынешнему киевскому режиму. Для них оставаться на территории Украины было большим риском для здоровья, собственной свободы и жизни.

Однако далеко не все, желающие выехать на территории Белоруссии и России, на подконтрольные территории Вооруженным Силам России, смогли это сделать. В связи с чем можно утверждать, что противодействие миграционным процессам может носить преступный характер.

Известны многократные случаи расстрелов автоколонн с мирными жителями, пытавшимися выехать с Украины, а, также, использования мирных жителей в качестве живого щита, которым не давали возможность покинуть опасную зону. Так, например, 30 сентября в Запорожской области в результате обстрела ВСУ автоколонны с мирными жителями погибли 30 человека; 27 сентября была расстреляна автоколонна под Харьковом – около 30 погибших; ВСУ использовали мирных жителей, как заложников для прикрытия своих позиций – в Мариуполе, Волновахе, Авдеевке, Никополе и во многих других городах.

Таким образом, запрет власти на миграцию стал ещё одним из преступлений режима. Когда из-под его контроля не смогли вырваться сотни и тысячи мирных людей. Кто-то из них был расстрелян, кого-то вернули на подконтрольную Киеву территорию, с последующей отправкой мужской части населения на фронт в качестве пушечного мяса.

Нынешний киевский режим относится к населению, как к ресурсу – рабсиле или источнику пополнения рядов ВСУ. В связи с чем, пограничной службой Украины жестко ограничен выезд из страны мужчин в возрасте от 18 до 60 лет. В ответ на это Россия упростила правила въезда на свою территорию для украинцев, в том числе мужчин. Однако погранслужба Украины не дает им возможности покинуть страну.

Также, фактически держали в заложниках и иностранных граждан на Украине – студентов украинских вузов из других стран, иностранных моряков в Мариупольском порту до его освобождения, 80 российских моряков в порту Одессы (к российским морякам применяли и меры физического воздействия). Российских моряков удалось освободить по обмену лишь в середине октября. Даже международная организация по правам человека Human Rights Watch, которую нельзя заподозрить в симпатиях к России – отмечала системную дискриминацию иностранных граждан, пытающихся покинуть территорию Украины после начала боевых действий (https://www.hrw.org/ru/news/2022/03/05/381330).

Ещё одна особенность нынешней украинской миграции – «коммерческая миграция».

Страну покинули миллионы людей, живущие вдалеке от боевых действий, у которых прямой угрозы жизни и здоровью не было – жители центральных и западных областей.  Так, например, жители популярного на Украине Львова сдав по значительно выросшим ценам своё жилье соотечественникам из регионов, близким к линии боевого соприкосновения, отправились в Европу за получением пособия, предоставляемого европейскими странами украинским беженцам.

Однако находящаяся в тяжелом экономическом кризисе Европа не в состоянии постоянно поддерживать украинских беженцев на «полном пансионе», оплачивая проживание, предоставляя пособия и медицинские страховки.

Сегодня во многих странах, от Польши до Британии, те, кто предоставлял своё жильё украинским беженцам, начали массово отказываться от такой благотворительности, пусть и не совсем бескорыстной. Польша резко сокращает выплату социальных пособий украинцам, особенно это актуально для страны сейчас – речь идет о том, что Польша может не получить до €75 млрд финансовой помощи от ЕС из-за эскалации спора между Варшавой и Брюсселем.

В Германии с августа этого года ряд регионов установили мораторий на приём беженцев с Украины в связи с превышением квоты на тех, кто может получать социальное пособие. В Болгарии еще с 1 июля стали выселять украинских беженцев из прибрежных отелей.

Министерство внутренних дел Израиля отменило безвизовый режим для граждан Украины. В страну могут въехать лишь те, кто имеет родственников с паспортом Израиля.

Именно из-за сокращения поддержки украинских беженцев, многие из которых продемонстрировали европейцам не лучшие свои человеческие качества, растёт поток возвращающихся домой. Но порядка 3 миллионов украинцев не планируют возвращение из ЕС на родину, даже по окончании военного конфликта. Поэтому для Европы вопрос миграции стал одним из самых острых и часто обсуждаемых на заседаниях Европарламента, и вероятнее всего, приведет ЕС к ужесточению миграционной политики.

Однако, есть и выгода от украинской миграции для ЕС, точнее для транснационального капитала. В странах Евросоюза удержаться смогут самые активные, настойчивые, трудолюбивые – Европа «снимет сливки» с украинской рабсилы.

И эти украинские руки и головы будут работать на экономику Евросоюза и других стран, а не на развитие отечественной – из-за искусственно созданных нынешней преступной властью условий.

И это ещё одно из тяжких преступлений киевского режима.

от admin